суббота, 13 февраля 2016 г.

Светлана Сэлу

Света... 
Много лет назад мне посчастливилось встретить в своей жизни Свету. 
В один прекрасный момент я поняла, что моя жизнь должна измениться. Совершенно, интуитивно я стала искать в интернете тренинги. Я понятия не имела, что конкретно я ищу. Но точно знала, что найду то, что нужно именно мне и именно сейчас. Так и случилось. 
Первое что я увидела это фотографию Светы. Потом прочитала про её авторский тренинг " Другая Жизнь или Поиск собственного Я".  И безошибочно почувствовала, что мне точно к ней. И что мне это просто необходимо. В чём оказалась абсолютно права. С первой нашей встречи в моей жизни стали происходить очень важные изменения. Эта встреча стала началом моего нового путешествия. Путешествия к Себе. 

Мы остались в теплых отношениях и сейчас. Встречаемся крайне редко, и у каждой из нас свой путь. Но если мы встречаемся, то я пью исключительно зелёный чай. Я пью его только со Светой и в больших количествах. И получаю от этого процесса огромное удовольствие. Вот и теперь я пришла в уютный дом. Когда я вошла, я разомлела от запаха, который меня обнял. Было ощущение, что меня дом обнял. Пахло печеньем. Домашним печеньем. Я обожаю этот запах. Когда-то давно я поверила, что так пахнут ангелы, и не собираюсь в этом разубеждаться. Так вот, я вошла в дом, где пахнет ангелами. И где так тепло и спокойно, что хочется там быть и быть. И конечно меня обняла Света. И я обняла её. Мне почему-то сейчас кажется, что это что-то самое главное, что могло произойти на встрече. И конечно мы много разговаривали. Но так как это было Интервью, то много в этот раз разговаривала Света. Чему я была очень рада! 
И вот что я узнала. Какой бы успешной не была Женщина, очень важным останется дом и семья. Дети, любимый человек. 
Я всегда ей говорила: 
- Я хочу как у тебя! Быть такой успешной в работе, в профессии, в своём любимом деле! 
А она мне на это всегда отвечала: 
- А я хочу как у тебя. Любимый муж и ребёнок. Хочу не думать о том, как прокормить семью и как заплатить за квартиру. А быть за Мужем и заниматься детьми. 
И это меня всегда трогало до глубины души. Я думаю, что в том числе и благодаря тому, что она мне это говорила, я каждый раз смотрела на свою жизнь с большей радостью и благодарностью за то, что у меня именно так как у меня. А не так как у кого-то! 
Света чудесная мама замечательной дочки. Красивая и чувственная женщина. И очень интересный человек. Человек, который слушает и слышит себя. Человек, у которого есть свой очень интересный и необыкновенный Путь. Человек, который следует за своим сердцем.

Запись происходила 04. 01. 2016г.

Слова, которые пришли к Свете в этом интервью: 

Память, Город, Ресурсы, Жизнь, Дом, Плоды, Молитва, Брак, Глубина, Женщина, Смерть, Зрелость, Отцовство, Спокойствие, Детство, Материнство, Тревога, Мужчина и Женщина, Дух, Терпение, Мать, Тайна, Детский сад, Вера, Бог, Близость, Злость, Сила, Работа, Раздражение, Счастье, Тень, Радость, Музыка, Старость, Семья.

P.S.  При оформлении интервью я использую другие фотографии.

С.С. - Это похоже на работу с метафорическими картами. Клиент смотрит на карту.  У него ассоциации какие-то идут по картинке в карте, он их мне рассказывает. А потом я спрашиваю: «А если это о тебе?» И кто-то говорит: «Да…Да!»
И  у него сразу поток осознаваний идет по той проблеме, с которой он пришел. А другому говоришь: «А если это про тебя?» А он:«Нет. Это вообще не про меня.»
Я говорю, что мы эту карту вытягивали как то, что как раз открывает причину, например, его болезни. Но когда нет связи, мы ничего не можем сделать. Тогда просто наблюдаем за тем, что внутри клиента не даёт ему туда смотреть…


 Память.

Мне приятно смотреть на эту картинку. Мы буквально вчера об этом разговаривали с дочкой. Я проанализировала своё и ее детство, от рождения до пяти лет. Многое из того, чем мы сейчас занимаемся, уже тогда в нас было. Здесь на фотографии изображён закупоренный сосуд. Сосуд прозрачный. Внутри него - светлый мир маленького, беспечного ребёнка, возраст его примерно до пяти лет, он качается на качелях. Вот и у меня есть такая часть меня, которую ещё нужно раскупорить. Это и есть та память. И там, в моём детстве, всё, чего бы мне сейчас хотелось. И всё это у меня уже было. Просто нужно, чтобы всё расцвело. Моя жизнь сложилась так, что меня вот так вот закупорили когда-то, и теперь нужно мне меня вытаскивать, как джина из бутылки, и выпускать. У Лизы попроще было. Потому что я многое внутри себя проработала. В четыре года она много читала.Читала просто повально. Пазлы собирала в два года. Стихотворения длиннющие Корнея Чуковского знала наизусть. Языками интересовалась. И она всё это делает сейчас. У неё несколько языков - английский, японский, французский. Учит испанский и китайский. Стихотворения теперь - Шекспир на английском языке. Рисует. Она с детства рисовала, и сейчас рисует очень красиво.Читает. Классика у неё уже почти вся прочитана. Прочитано даже то, что я ещё не читала. То есть ей уже всё это ближе. Ей не нужно себя доставать, потому что её не затыкали в этот сосуд. А у меня было заткнуто. И сейчас что-то проявляется. Я вчера анализировала, с чем я не соприкасалась из того, что было. Что у меня было?

Я интересовалась английским. Это я помню. Помню себя в четыре года. Книжка у меня по английскому языку была. Я старалась переводить, как могла. В этом году я наконец-то занимаюсь английским, и делаю это с радостью. Я к этому вернулась. Потом я пела хорошо в детстве. Мне нравился мой голос, и другим тоже нравилось, как я пою. Я пела в садике, и брала и очень высокие ноты. 



В пять лет примерно всё это прервалось. Закупорилось моё творчество. Я танцевать хотела. Я ходила на цыпочках. В балет хотела. И меня надо было туда отдать. Потому что у меня комплекция такая, она для балета. Я была очень гибкая. Помню, что я танцевала. К танцам сейчас я ещё не пришла. Но приду. Я танцую, например сама, когда никто не видит. И мне нравится это делать. Я чувствую, что у меня есть потенциал. Но вот пока чего-то не хватает. Видимо когда откроется сосуд, я смогу этим заниматься - петь, развивать голос, зажим этот снимать. Танцевать. Рисовать. Я тоже в детстве любила рисовать. И английский язык. Сейчас к английскому языку я подошла. А всё остальное, когда раскупорится. Но всё оно там хранится со светом и любовью. Там оно всё есть. Ребёнок там качается на качелях. Это всё никуда не ушло. И вот эта обстановка, в которой сосуд находится мой, она сейчас очень гармоничная. То есть всё вокруг я наладила. Остаётся только откупорить, вот так - Раз! Тут ведь не на замке сосуд. Просто: Раз! И всё! Вот такие ассоциации у меня об этой картинке.

А.Б.- Я всегда, каждый раз, как в первый раз смотрю на фотографию. На каждом интервью.
С.С.- Да, всегда так. У меня так же с метафорическими картами. Иногда думаешь, ну уже вроде всё сказали!
А.Б.- Да, да!!! И всё равно забираешь у человека фотографию, смотришь, и как будто впервые смотришь.
С.С.- Да. А там всё по-другому! Потому что всё в глазах смотрящего. И смотришь всё время по-новому.


Город.

С.С.- Я, когда смотрю на эту картинку, то для меня это Екатеринбург. Вот это цирк Екатеринбургский, хотя он не цветной там у нас.  На картинке, половина чёрно-белая, а половина яркая, красочная. Так и в моей жизни. Черно-белая часть – это моя прошлая жизнь там. Когда было много тяжелого. И яркая часть фотографии – это моя жизнь сейчас. Город то, тот же! Это моё восприятие сейчас другое. Я сейчас - Другая. Я считала мой город таким хмурым и серым, потому что моё состояние тогда такое было.  А на самом деле он яркий. Я очень люблю свой родной город, он очень сильно изменился за 9 лет, как я уехала оттуда. И  мне нравятся эти изменения. Он очень вырос. В буквальном смысле слова. Мне так нравится, как он изменился. И каким я его вижу. И в моей голове он такой. Я вспоминаю Бульвар Культуры, на котором я жила в детстве. Шикарный бульвар Культуры, он, на мой взгляд, был самым лучшим в городе. Я так считала. Он был весь в мраморе. Это были восьмидесятые годы. Представь, от площади идёт мраморная аллея. Всё в мраморе! Всё отделано. И заканчивается она Новым ДК ( сейчас Дворец Культуры уже, конечно, никакой не новый), и уже не настолько мраморное всё.

Я очень любила это место. Когда всё строилось, у нас мрамора много было в квартире. В каждой квартире на первом этаже, где жили дети, было много мрамора. Мы его таскали со стройки через окно. А родители его через окно потом выбрасывали.  Я вспоминаю это, как очень счастливые годы. Таким было мое детство.
Потом, подростковый возраст и старше был мрак какой-то. Я думала, это потому что живу на Уралмаше. А на самом деле дело не в Уралмаше. Дело было во мне. Это во мне что-то открылось такое. Нужно было посмотреть на это и переварить.
Теперь город у меня - красочный, светлый! Причём любой город, в который бы я ни приехала. Я живу в Питере. Приезжаю в Москву. У меня все города такие. Серых городов уже вообще нет. Абсолютно.
Классная такая картинка… я такой никогда не видела.

 Ресурсы.

С.С.- Ох, какие сосны! Мне эта фотография вот что напоминает. Раньше, чтобы получить ресурсы, мне нужно было пройти что-то страшное. Адреналин. Вот люди, которые адреналинщики, у них связи с собой нет. Они связь с собой могут ловить, когда очень страшно. Когда стрессовые ситуации. Я помню что мне очень нравились стрессовые ситуации. Потому что в стрессе что-то происходило, и я всегда находила выход. Всегда очень чётко. У меня мобилизация сил происходила. Мне очень нравилось это состояние. Я не понимала тогда. Позже поняла, спустя много лет. Мне нужен был  Адреналин. Почему люди любят прыгать с парашютом, например? Или ещё что-то в этом роде. Потому что им не хватает ощущения жизни. Вот эта картинка мне напомнила, как я в семнадцать лет ездила в лес ночью. Там я получала адреналин.

У меня была собака, овчарка. И мне очень нравилось кататься на нем на санках и на лыжах. И очень любила лес. Но так как в мои семнадцать мне уже было стыдно кататься на санках, я дожидалась вечера, когда стемнеет, брала собаку, и каталась на нем по ночному лесу.

И вот такие сосны я помню! Представь, я сижу на санках, а если посмотреть вверх - там темная ночь, звезды, и сосны качаются. Страшно до жути! Я еду в ночь, в темноту, в лес. И  ум мой меня водит, пугает. Говорит, что там страшно. Хотя, кто там будет кроме меня ночью в лесу?! И я еду. Полозья скрипят. От этого страшно, как будто бы за тобой там гонится Кто-то или Что-то. Собака начинает пугаться. У меня огромный кобель был, овчарка, дрессированный. Проезжаем мимо поляны сказок, и вдруг он начинает шарахаться от сказочных персонажей, вырезанных из дерева. Мне становится еще страшнее, и от страха я ору ему: «Вперёд, Скотина!» Что бы он ещё быстрее бежал. И мы пробегаем большой круг,  по лесу, это мин 40 быстрого собачьего бега. Возвращаемся. И такой кайф от этого! Ресурсы получены. Адреналин. 



Я выхожу из леса, и у меня такие ощущения! Я смотрю на город новыми глазами. Я вижу все иначе, чувствую все  гораздо тоньше и ярче после такого путешествия. А люди куда-то едут или идут, в обычном своем непрекращающемся потоке. Они-то ничего этого не видели! С ними вообще ничего не происходило! А я выхожу из леса, у меня подъём! Что-то я чувствую нереальное! У меня ощущение своих безграничных возможностей и внутренней силы! Я каждый вечер зимой в мои семнадцать лет ходила на санках кататься в лес.  Страшно было. Но я понимала, что именно, когда я выдержу вот этот страх, я вернусь домой с каким-то невероятным ощущением.

 Вот сейчас мне не нужно этого делать. Сейчас в жизни мне не нужно испытывать себя. Мне не нужно помещать себя в стресс, что бы быть живой. Я могу быть живой в спокойном состоянии. Другим может казаться, что ничего не происходит. А для меня всё время что-то происходит. Мои ресурсы и так со мной. Когда они мне нужны, я достаю их по-женски, уже из состояния покоя. Я просто отдыхаю, пью чай, кушаю, творю что-нибудь, делаю то, что мне нравится, и пополняюсь. И в какой-то момент я понимаю, что опять готова делать все дела. С интересом, с радостью. Мне уже не надо такую подкачку делать: страхом, стрессом. А многие люди всю жизнь живут вот в таком страхе.

А.Б.- Я никогда не задумывалась, что через такое состояние, через адреналин, на самом деле, такое острое ощущение связи с жизнью возникает.
С.С.- Да. Потому что ты тогда, как на волосок от смерти…или от жизни))
Когда я по лесу ехала, реальность моя была такова, что я не знала, вернусь я оттуда или нет. Страшно было и мне и собаке. И я просто ехала, он мчался… и вот это всё трещит… сосны… и всё…


Жизнь.

С.С.- Для меня, жизнь она разная. Как здесь океан, на картинке. Потому что вот здесь, он изображен бушующим, волны накатывают, неспокойный. А в этой части всё спокойно. В этом и красота. Для меня это про такую разность жизни.  Здесь нарисован  только берег океана, его край. То есть глубина внутри. И там всегда спокойно. Видеть важно уметь и поверхностность  жизни: людей, ситуации. И уметь смотреть, что за этим, глубже. В этом жизнь. Потому что её надо всю смотреть, глубоко. А не думать, что жизнь - это вот эта волна. Или, что жизнь - это только след на песке от волны. Или что жизнь - это только вот тут, или вот тут (показывает на картинке). Жизнь - это не фрагменты, а вот это Всё! И небо в том числе.

Дом.

С.С.- Я так люблю этого художника! Помнишь, Анечка, ты мне подарила календарь, и я второй год покупаю календари с картинами именно этого художника. Я его теперь очень люблю. У него очень уютные картинки.
Дом – это то, к чему я иду. У меня пока ещё нет своего дома. Я хочу свой дом. Но внутри меня он уже появился. А всё что появляется внутри - оно потом материализуется снаружи. Это такой уютный очень, хороший дом. Хорошее такое место, комфортное. Моё. Построенное с любовью. Для меня. Это то, чего я хочу. И возле дома обязательно будут сосны и озеро.

Плоды.



С.С.- Сейчас у меня время такое. Как говорят: есть время разбрасывать камни, есть время собирать камни. Вот я собираю. Сейчас я собираю. И это кайфово. И мне это нравится. Это хорошо. И урожай не только с яблонь у меня.  С разных деревьев. Богато! И я довольна. И более того, очень хочется с людьми поделиться и показать, что каждый может собрать вот такие урожаи. И  чтобы вообще было, что собирать. Я очень довольна, тем, что сейчас у меня в жизни происходит.
 Богатство - от слова Бог. Изобилие. Хотя, это не в том понимании, что у меня там много денег, накоплений. Это не так. И это не о том, что я всё себе купила, что мне хочется. Это не про это. Это про мое внутреннее состояние. Внутри, сейчас я собираю плоды. Плоды для меня - это понимание того, что на самом деле здесь (на земле) происходит. Видение глубины в любых вещах. Я сейчас понимаю, что, разговаривая с абсолютно любым человеком, очень много мудрости узнаю. И этот человек может сам вообще не соприкасаться с этой мудростью. А я через него соприкасаюсь. Для меня, это умение плоды извлекать из всего, что мне сейчас мир показывает. Я этому научилась. Я раньше этого не делала, это точно. И это классные плоды! Такие, человеческие.



Молитва.

С.С.- У меня разные периоды были в жизни. Но именно со словом «молитва» я вспоминаю периоды, которые были страшными для меня.
В Петербурге это было. Помню, когда мы возвращались с Олей, из Екатеринбурга. С чемоданами. Это был, кажется, первый год моей жизни здесь, в Петербурге. Мы жили на Гражданке.
 Идём домой, вышли из метро, а мне вдруг вспоминается сестра, и всё что там было.  Тот ужас, который был тогда, и он не прожит. Мне это вспоминается, и страх такой поднимается в сердце! Как будто что-то сейчас случится!  Сейчас что-то случится со мной! Тогда я не понимала. Сейчас, когда я в регрессии была, и сама стала регрессиями заниматься - я понимаю, что нас связывало. И мне понятно, за что это всё. А тогда я не понимала. И был просто страх. И когда я не находила понимания, обоснования для себя, что это такое, то понимала, что единственное мое спасение - это Бог. Я так чувствовала. Вот и в тот момент возникло очень сильное желание молиться.
 Я говорила какие-то слова, не помню, какие. Смотрю на небо. И вижу, там, в небе появляется Бог. Светло стало. Дорога освещается. Я иду. И всё… я понимаю, что я под защитой. И только мы дошли домой, я бросаю чемоданы и иду в церковь, ставлю свечки.  У меня на сердце становится хорошо.

 Но я не молюсь всё время.  Как у нас говорят: «Гром не грохнет, баба не перекрестится.» Может быть это про меня. Но я считаю, что так честнее. Когда всё хорошо, я благодарю Бога. А просить… Я прошу, когда вот так вот… внезапно…вдруг…

Потом я стала использовать молитву и в психотерапии.
Есть такой гавайский метод самоисцеления - «Хоопонопоно». Раньше у меня в голове было много осуждения, обвинения. А сейчас у меня там молитва. Раньше это был процесс, который я контролировала, переключала с осуждающих мыслей на молитву.  Теперь ум мой сам переключается на нее уже. Специально я этого теперь не делаю, это на автомате происходит. Она сама собой там…Гавайская.  Клиентам я тоже рекомендую этот метод.  То есть тем, у кого в уме очень много осуждения. Так, как у меня было. Ум надо переключать. Потому что в этом нельзя быть. Это грязь. Она идёт через ум и за собой тянет все страдания  в жизнь человека. То, что я нашла для себя этот метод, стало большим для меня облегчением. Я уже многое понимала и чувствовала. Понимала, что мысли эти неправильные, и что я так не хочу, как мне думается. А как изменить это не знала. Тогда, я стала заменять эти мысли на молитву. Когда мне приходили мысли осуждающие или обвиняющие кого-то или  саму себя, я начинала читать молитву, снова и снова, без конца. Пока мысли эти не отпускали.
В какой-то момент Ум мой перестроился. А так как молитва имеет свойство очищения, когда молишься, то вот эта грязь уходит, и приходит свет. Поэтому, клиентам своим, которые ещё вначале изменений, я говорю следить за тем, что происходит в  голове, и вместо мыслей, которые не нравятся, читать молитву. В этом и есть внутренняя работа. Внешне ничего не происходит. Работа вся происходит внутри. Плохое в жизни начинает происходить, когда мы осуждаем, оцениваем, обвиняем. Когда даём какую-то оценку не понимая, что вообще происходит. И чтобы быть вне этих оценок, нужно просто ум переключать. И всё.

Последнее время, я только благодарю Бога за все, за мою вот такую счастливую жизнь.


Брак.

С.С.- Это то, к чему я иду. Внутри себя у меня уже появилось для него место. Для брака. Я поняла, благодаря РПТ и всем этим проработкам, что у меня там такая кармическая штука была! Я до сих пор не знаю всего, что я понаделала в прошлой жизни, но это точно касалось личных отношений. И тянется оно уже не одну жизнь. Поэтому этот клубок нужно было просто размотать. Конечно, в жизни я проверю, но у меня ощущение, что как раз сейчас он уже размотался. Потому что я по-другому сейчас смотрю на мужчин. По-другому чувствую себя в отношениях с мужчиной. Самое главное, что я себя теперь не теряю в отношениях с мужчиной. А раньше я всегда себя теряла, всегда. Долгие годы у меня было так, что как только с мужчиной начинают строиться отношения, так всё меняется, и меня как меня уже нет. И тогда не построить ничего. Потому что, а кто тогда строит отношения? Так происходит, когда есть какие-то незавершённые дела, кармические. Они так влияют на тебя, что ты просто с собой не находишься в определенные моменты своей жизни. Ум уносит тебя в прошлое. И ты в этом прошлом ничего не помнишь, потому что это закрытая информация, но чувства, которые были там, они проявляются в «здесь и сейчас».
 Я верю, что у меня впереди хороший брак. Такой, какого я всегда хотела. И достойный мужчина. Самый лучший мужчина для меня.
Сейчас в век Кали-Юги единицы хороших браков. Есть пары, которые считают, что у них всё хорошо. А когда смотришь на это в расстановке, то там получается, что люди еще вообще друг друга не видят. Я не хочу так. Я хочу по-другому.  И для меня честно было быть одной, сейчас.
Я одна, но я не в одиночестве. Мне очень кайфово! Чем вот в таком браке. Когда ты вроде с человеком, а на самом деле, ты не с человеком. Где люди делают вид, что всё у них хорошо. Поддерживают для себя иллюзию хороший жизни. Я так не хочу. Я хочу быть довольной своим браком, своими отношениями, хочу радоваться моему мужу и гордиться им, уважать его, любить и ценить.
Я поняла, что нужно сначала прийти к себе, а потом, уже из этого места, строить отношения с другим человеком. А если человек не пришёл к себе, и начинает строить отношения, то он строит отношения не со своим мужем или женой на самом деле, а со своими мамой и папой. И все нерешённые вопросы с мамой и с папой отправляет мужу (или жене). Это получается такая котовасия и мясорубка. Потому что они только ранят друг друга в таких отношениях. Я не хочу такого брака. Я хочу зрелого подхода, понимания, гармонии, любви. И я считаю, что это изначально может быть в паре. Но только нужно, чтобы были эти два человека, которые в отношениях, были сами с собой, а не в связи с кем-то ещё. Я уверена, что у меня всё это скоро будет. В скором будущем.



Глубина.

С.С.-  Здесь на фотографии в центре  - снег. Заледенело всё. А вот здесь вот - тепло.
Вот это моя история. Кокая-то часть меня уже отогрелась, разморозилась.
Это как в «Уральских пельменях», мне так понравилось. Они сказку показывали «Снежная королева».  Кай сидит и в льдинки играет. А Снежная королева говорит: «Кай! смотри, что ты наделал! Тюленя натянул на что-то…. Короче он что-то с ним сделал, убил кого-то. А Кай отвечает с гордостью: «Да! Это потому что у меня ледяное сердце!» А Снежная королева ему говорит: «Кай! Это потому что у тебя мозги отморожены! Ты отморозок, Кай!»
Я так хохотала! Это такая умора! Так вот мы все слегка отмороженные. Когда мы не с душой живем и не с чувствами. Я тоже была отмороженная, причём так хорошо отмороженная! Сейчас уже по этой фотографии судя, половина меня оттаяла. Но есть кусочек ещё льда какого-то. Со стилистами работала недавно. Делала Стилевую историю. Так вот, стиль мой - лёд, вода и камень. Моё состояние. А я думаю, это они меня раньше не видели! в прошлой жизни))Там вообще было бы! Поэтому я хочу, что бы этот лёд растопился до конца. Чтобы уже глубина была. Когда глубина сама по себе хорошо. Но когда лёд – это уже не живое. Глубина должна быть живая.


Женщина.

 С.С.-  Тут такое ведьминское что-то. Каждая женщина по натуре немножко ведьма.    Я в регрессии увидела свою жизнь, одно из воплощений. Как раз там начались мои сложные отношения с сестрой. И это связано с моими отношениями с мужчинами тоже. Мы там были ещё очень чистые души, это одно из самых первых моих воплощений на Земле. Так вот я там знала травки, знала заклинания. Знала, как можно что-то сделать. Магию. И вот ночью я сделала как раз один ритуал. Я увела у сестры жениха, за которого она собиралась выходить замуж, и которого очень любила. Я его не любила. Но обижена на нее была сильно, и поэтому сделала такое. За это я и расплачиваюсь, несколько жизней. В плане личной жизни, и в плане отношений с сестрой.
  Для меня женщина - это какое-то очень загадочное, непростое существо.


Оно глубокое по своей сути. 
Оно наполнено тайнами и сакральными смыслами. 
Далеко не простое, и не беззащитное. Как-то так.

Смерть.

С.С.- К смерти я отношусь спокойно. Для меня это как переход в новое состояние. У меня всегда было к ней такое отношение, сколько я себя помню. Единственное, я переживала тяжело смерть своей собаки. Я писала эту историю на моем сайте sselu.ru

Смерть людей, почему-то для меня не играет какой-то роли. Потому что для меня это всегда переход. И в регрессиях я поняла, что переход этот в хорошее. Там ничего плохого нет. Может быть, там даже и лучше, чем здесь. В особенности так кажется, когда здесь ещё не научился жить и чувствовать. Другое дело, что сейчас, мне кажется, что я уже научилась. Мне здесь уже интересно, и я не хочу уходить. Как будто бы сейчас только жизнь началась. Потому что раньше я выходила из какого-то ледяного состояния. А сейчас уже интересно. Интересно уже что-то сделать по-настоящему полезное и стоящее, след после себя оставить. Не помогать людям, как психолог, потому что, на самом деле, помогаем мы всегда сами себе. А когда уже себе помогла, - сделать что-то для людей. Поэтому, умирать мне пока не хочется.
Мы недавно с одним человеком разговаривали.  Он сказал, что одна из его главных задач сейчас - это подготовиться к смерти. Я спросила: «А это как?». Он сказал, что делает, так, чтобы не было незавершённых дел, чтобы не было испорченных отношений с людьми, ещё что-то. Чтобы хорошие отношения налаживались с миром и людьми. В общем, как-то так. Я ему сказала, что я делаю это уже больше пятнадцати лет. С  того времени, как я начала работать над собой. И в этом преуспела. У меня нет плохих отношений с людьми. Нет врагов. Я за этим внимательно слежу. За чистотой моего сердца. Это важно. Поэтому умирать мне можно прямо сейчас. В принципе нет чего-то такого, чего я не сделала. Но зато есть впереди то, что я бы хотела сделать ещё. Развиться, раскрыться.  Биографию свою написать, например. Чтобы она давала надежду для людей. Для тех, кто пока еще живет в страданиях и не видит выхода из своей ситуации. Выход есть всегда. Вот ради этого я хотела бы жить.
У меня сейчас клиентка, раковая больная. Я ей сказала, что обещать ничего не могу и что все зависит от нее самой. Хотя метод РПТ, конечно, чудесный. Его автор Саймон Роуз, сам вылечил себе рак мозга. Придумал этот метод, и вылечил себе рак. Но ее изменения могут быть только если она сможет в глубину себя заглянуть, и признать всё то, что там осталось непризнанным, тогда у нас с ней все получится. Я верю, что она сможет, если ей будет ради чего жить. Болезнь что-то забирает у нас, какую-то свободу выбора, тем более такая болезнь, как рак. А с другой стороны, что-то даёт. Она выгод очень много даёт. Я спросила ее: «Какие выгоды у Вас от болезни? Может быть, Вы стали себе позволять чего-то больше, того, что раньше себе не позволяли?»,-  она сказала:«Когда я заболела, у меня осознаваний много стало приходить. Я начала радоваться каждому дню, потому что он может быть последним. Я поняла, что я не хочу больше делать всё для людей, потому что всё, чтобы я им не делала, это всё им было как-то не так. Я поняла, что я не попадала в точку».  Правильно, а  когда мы не попадаем в точку, мы злимся на этих людей.
А.Б.- Что мы так старались, а никто не оценил.
С.С.- Да. Мы старались, а на самом деле это вообще не про жизнь еще. Она старалась, она чего-то хотела.
 И сейчас эта женщина говорит: «Я хочу теперь жить для себя, я хочу делать для себя». И это не эгоизм, это начало исцеления, потому что это та точка, в которой человек должен оказаться, чтобы потом смочь делать что-то для других по-настоящему. «Полюби другого, как самого себя»,  мы не можем любить других, если у нас нет любви к себе. Так не получится.

 Смерть для меня – это когда люди не чувствуют, а думают. Тогда, когда они все в голове у себя. Тогда для меня они уже умершие. Вот просто мёртвые. Ходячие мертвецы. Таких  примерно 90% в мире, не только в России. Для меня такие люди - мёртвые. Когда Берт Хеллингер приезжал в Россию, он сказал: «В Петербурге много ходит по городу неупокоенных душ. Их много, и они ходят прямо по улицам. Я брал их в своё сердце, и они упокаивались». Он их видит. У него уровень видения уже другой. А я других мертвецов вижу. Вот на улицу выходишь, и они ходят. Это не духи. Не нужно видением особенным обладать. Нет. Они просто ходят. Они живые, но не живые. А живыми им только предстоит стать. И хорошо бы, если бы стали. Потому что, оттого что этот человек уходит, ничего не меняется. Ни у кого, ничего не меняется. Вот как интересно. Родился человек, прожил жизнь, умер, и ничего не изменилось от того, что он прожил эту жизнь. А хочется, чтобы, когда человек ушёл, не то, чтобы что-то поменялось, а чтобы что-то осталось. И оставшись, продолжало помогать людям меняться к лучшему. Как после Эльдара Рязанова остались его чудесные фильмы, трогающие душу, которые мы смотрим до сих пор. След, который оставил Никита Михалков, в своих фильмах. Желаю ему долгой жизни! Обожаю все его фильмы. Смотришь их и пересматриваешь, и они столько переворачивают внутри. Каждый фильм его, смотреть и смотреть, смотреть и смотреть. Потому что там такая глубина! Такая сила в этом во всём. Вот это на мой взгляд - живой человек. А мёртвый, от него ничего не идёт вообще. Только дыхание и дерьмо. И мертвых сейчас намного больше, чем живых. Наша задача - стать живыми.

Зрелость.

С.С.- Зрелость. Я всегда думала, что зрелость связана с возрастом. Для меня, наверное, зрелость была равна, практически, старости. А сейчас я считаю, что я довольно зрелая, Но не старая. Может быть, знаешь, как вот здесь на картинке.  Яблоня с плодами, и всё на этом. Вот у неё плоды, и это зрелость. Для меня сейчас зрелость – это когда есть возможность  эти яблоки собрать, а потом опять цветочки, и опять плоды. Вот этот цикл – для меня это зрелость. А не тогда, когда сбор урожая. Созрели и сгнили.
А.Б.- И как будто – всё.
С.С.- Да. Как будто всё.  Зрелость, я думаю, равна мудрости. Это когда что-то такое неисчерпаемое. Какой-то неисчерпаемый источник изнутри. И постоянное рождение. Новое развитие. Что-то такое. Молодильные яблочки - так хочется сказать. Хочется  омолодиться.



Отцовство.

С.С.- Это тоже одна из моих мечт. К сожалению, дочке моей не удались такие отношения с папой, какие были у меня с моим отцом. Мне так кажется.

Я ничего из раннего детства практически не помнила. Вспомнила на психотерапии, любовь папину, до трех первых лет жизни. Папины руки. Я отчетливо помню папины руки. Он меня подкидывал под потолок, и потом ловил, и я радовалась этому. Я помню эту радость мою. И я знала, что папа меня обязательно поймает! У моей дочки такого  не было в раннем детстве. Она такой замечательный ребёнок…её все любили вокруг. Но такого, как у меня в моем детстве с папой у нее не было. Мне жаль.

Я бы хотела родить ребёнка. И чтобы у него такой отец, которым я бы восхищалась, как отцом. Его отцовскими качествами. И чтобы у ребёнка было двое: мама и папа. Когда нет отца, это очень большой урон для ребёнка. Матери приходится быть и папой и мамой, но это не получается. Каждый должен быть на своем месте. В этом году только нам удалось исцелили вот эту часть у Лизы, за которую отвечает ее отец. Благодаря Перезачатию это стало возможным. И когда исцелили папину линию, то и у него пошло в жизни лучше, и у неё стало лучше.
Папа отвечает за связь с миром. У меня связь с миром была хорошая всегда. Несмотря на то, что у меня много кармических всяких вещей. Меня мир поддерживал, сколько себя помню. В 90-ые годы на Уралмаше была крупная мафиозная группировка, и было много беспредела тогда. А я чувствовала себя безопасно. Потому что у меня был папа в моем детстве. И это дало мне поддержку в мои подростковые годы. У Лизы тоже безопасно вообще-то. Не знаю. Может быть, ей достаточно своего отца? Она любит его.  В общем, не знаю.  Мне очень нравится, когда отцы занимаются детьми. Когда они любят проводить время с детьми. Когда дети им открываются. Когда ребёнок чувствует защиту папы. Когда папа ходит, разбирается, а не мама, если там что-то случилось. Я бы хотела своему ребёнку такого отца.

Спокойствие.

С.С.-  Это мое состояние сейчас, когда я в гармонии с собой. Тогда, чтобы ни происходило вокруг, я в спокойствии. Есть такая картинка, она мне очень нравится. Там мост, река. Стоит женщина в вечернем платье красивом. И в этот же мост, чуть подальше, где-то в пяти метрах от неё, врезается машина. А этой женщине по барабану. Она сохраняет свое спокойствие несмотря ни на что.
 Задача женщины - быть спокойной радостной. Есть такая статья Ольги Валяевой, она там как раз про это пишет, дословно не помню, но примерно так, что ее задача как матери и как жены, не вникать в эти передачи про стрессы, про войну, а любить семью. Любить детей. Быть открытой и быть в спокойствии. Мужчина, когда он подвиги совершает, у него там, конечно, другое. А у женщины должно быть такое состояние. Но для этого должен быть мужчина рядом…Она должна выбрать такого мужчину, который будет действительно защитником ее, и семьи. Просто быть спокойной, одной женщине очень тяжело. Хотя она, конечно,  магическими способностями обладает, как я сказала.  Но, всё-таки без мужчины…это тяжелее, быть спокойной. Нужна защита какая-то. Вот.
У меня получается быть спокойной, когда я не думаю о деньгах. Последнее время, я о них не думаю. У меня получается.


Детство.

С.С.- Вот с этой картинкой у меня единственное воспоминание сейчас приходит. Когда я была маленькая и болела, мне мама горчицу сухую клала в носочки, она как раз как песочек. Но у меня не было ощущения, что это морской песочек. На море меня не возили в детстве.  Горчица, она помельче чем песок. И самый кайф был, когда мама утром  приносила тёплую водичку в тазике, опускала туда мои ножки, и смывала горчицу. Это так было приятно! Это такой кайф!  Мама это делала с большой любовью. Для меня это…Ножки когда трогают твои. Когда любят твои ножулечки маленькие. Я не помню, что бы меня мама сильно целовала в детстве, но вот это действие, когда она смывала горчицу с моих маленьких ножек – это было очень с большой любовью! И я это помню.

Вообще,я  себя совсем маленькой не очень помню. Я очень рано, видимо, стала такой как надо. Чтобы не мешать родителям. И меня даже почти не пришлось наказывать. Им не пришлось со мной что-то делать. Доставалось от них сестре. А мне достаточно было это увидеть, и я выравнивалась. Я себя на корню подбила, конечно, сразу, в детстве, став хорошей девочкой. Это в очень маленьком возрасте было. Я стала очень послушной, со мной проблем не было. В принципе, я никогда не была сильно проблемным ребёнком. Потому что я не была с собой. Я была слишком хорошей девочкой. И не была с тем, что есть. А сестра бунтовала до последнего. И сейчас я думаю, что она правильно это делала.

Когда я думаю о детстве, для меня это период до пяти лет. А потом я стала взрослой. Потом мое детство закончилось. Но зато сейчас, когда я прожила то, что было не прожито в свое время, ко мне вернулись радость и детская непосредственность. И внутри  меня маленькая Светочка живая и веселая! И она очень классный ребенок. Я ее очень люблю.



 Материнство.

С.С.- Я хочу попробовать, как это быть матерью, когда ты можешь заниматься только детьми. И при этом ты знаешь, что тебе не нужно в это время зарабатывать деньги и думать о  том, где жить. Что есть мужчина, который муж не по названию, а по своим качествам. Что ты можешь спокойно делать женские обязанности. У меня, к сожалению, такого не было.
В этом году  Лизе восемнадцать исполняется. И когда я думала об этом, у меня как гора с плеч упала. Я все равно буду, конечно, ей помогать. Возраст  ничего не меняет. Но у меня внутри ощущение такое, как будто бы – всё! Я вырастила дочку! Она сейчас не погибнет. Она абсолютно себя слышит, знает, чего хочет, развивается, чётко идёт по жизни,  чувствует людей и себя. У неё всё это есть. Я знаю, что я ей дала хорошую опору.
До этого момента я не могла заниматься чем-то еще. Мне кажется, что я и личные отношения свои строить не могла. Потому что у меня на первом месте было родительство, то, что я несла сама, без её отца. И это было не просто для меня. А я бы хотела с любовью сюсюкаться с малышкой. И быть в защищённом состоянии при этом. Я хочу посмотреть, какая я мать на самом деле. Потому что, мне кажется, я ещё не знаю.

Тревога.

С.С.- Тревога у меня была сейчас, когда ты фотографии  раскладывала. У меня была тревога, прям в животе. А так  сейчас у меня почти не встречается это чувство. А раньше я жила в тревоге всё время. Для меня одно время тревога была настолько привычным состоянием, что я даже не осознавала, что это тревога. Это было просто моё состояние пожизненное. Когда стала в «Гармонии» учиться, я начала понимать, что тревога – это не я. А я – это не тревога. Я тогда первый раз начала вообще себя отделять от своих чувств. Злость – это не я. Я – это не злость.  Сейчас это со мной почти не соприкасается. У меня такое ощущение, что я в оберёжности, в очень большом тепле, в заботе. И это другой полюс. Это не тревога. Как раз спокойствие - это когда ты просто есть, и тебе даётся. Тревога…мне кажется, что если бы я сейчас попадала в тревогу, то это  как уход от себя.  Для меня это значит что я не с собой, когда я в тревоге. И  задача вернуться к себе, тогда сразу. Туда где спокойствие, где тишь, гладь и благодать.
А.Б.- А почему ты сейчас тревожилась, перед интервью?
С.С.- Не знаю. Но это же встреча с собой, с бессознательным. Я просто думала приму ли я всё, что я увижу, или я буду как мои клиенты некоторые, которые смотрят и говорят, что это ко мне вообще отношения не имеет. А не имеет, потому что там боль какая-то, и они туда не могут смотреть.

Мужчина и Женщина.

С.С.- Да.  Вот так я и представляю себе, как здесь на картинке.Что мы вместе, и Бог нас держит в своих руках. И все это на фоне Вечности. Потому что я верю, что любовь настоящая - вечная. Она не заканчивается жизнью здесь. И люди, которые встретились, две половинки, они потом и в следующей жизни тоже встречаются. У меня есть такие клиенты, которые встретили друг друга, например, в семнадцать лет. А в следующей жизни хотят встретить друг друга ещё раньше. Года в три, например.  Представляешь?!  Я уверена, что у них так и будет. Венчанные пары встречаются и в следующей жизни. Вот для меня это правильная картинка, про мужчину и женщину. Я хочу так. И сейчас пока  Бог меня вот так вот держит.  Мужчину своего я еще не встретила, а Бог меня держит, и заботится обо мне и о Лизочке.
А.Б.- Значит будет.
С.С.- Думаю что да. Должен появиться. Главное на меньшее не соглашаться. На то чего не хочется. Просто когда-то я согласилась.


Дух.

С.С.- Картинка не знаю, как с духом связана.
Для меня дух – это большая сила. Это то, что мне помогало двигаться и выживать. Не душа, а именно Дух. Это то, что вело меня. Эту силу я всегда чувствовала в себе. Может быть, это мужская часть внутри меня, божественная какая-то. Не знаю, но это то, что ведёт. То, что позволяет двигаться, несмотря ни на что. Идти вперед и верить. Для меня это дух. Сила духа. Я обожаю русских людей. Я считаю, что  у нас мощные ресурсы. Сила духа! Такого нет больше ни у одной нации. Это мы такие. Но мы немножко сейчас все замороженные. Это как: «Отморозок ты Кай!» Вот мы такие. Частично мы все замороженые. Если нам соединиться со своим духом, то мы будем великой нацией. Для этого нужно прожить то, что в душе. Чувства проживать нужно. Вот у меня есть ощущение, что Россия будет великой! Я говорю по своим ощущениям. Я готова вкладываться в это.
Сила духа.  Я вспоминаю подвиг Порфирия Иванова. Знаешь, что с ним немцы делали?
А.Б.- Нет.
С.С.- Он был у них в плену. И они его пытали. Сначала они его обливали водой на морозе. Он выжил. Потом они посадили его голого на мотоцикл. Рядом ехал немец на мотоцикле и на морозе поливал Порфирия водой из ведра. Это было несколько часов. А потом… после такого испытания, Порфирий встал и пошёл. Немцы были в шоке. Они не знали, что с ним делать, и они зауважали этого русского, и потом просто отпустили. Нашу силу духа не сломить. Порфирий Иванов, который учил всех по снегу ходить, это его история. Это потрясающая история! И таких историй, когда немцам было не понять стойкости русского человека, их много. Они говорили:« Русские какие-то безбашенные! Человек может быть обожженный, горит весь, и все равно, идёт до конца убивать нас. Это что такое?! Ни один немец на такое не способен!»
 Это сила духа, она позволяет не слышать немощи своего тела, а ведёт за собой как путеводная звезда.  У меня с силой духа порядок. Связь с духом у меня была всё время, я за ним и шла. Мне кажется, что  у всех русских есть сила духа. Даже у тех, кто с ней не в связи ещё. Но то, что она есть, это точно. Мощь очень большая в нас.



 Терпение.

С.С.- Это хорошая штука. Этому я учусь. Хотя иногда терпение нужно соединять  со вспышками живых чувств. С детьми, например. Когда ребёнок маленький, то нужно только терпение. Он маленький, и тебе нужно быть терпеливым. А когда ребёнок большой, если ты будешь всегда терпеливой, не факт что это будет хорошо. Если ты будешь разная, и реагировать живо на ситуацию,  то это быстрее дойдёт до ребёнка, до подростка, например. Чем если ты будешь сидеть всё время ровно, спокойно и терпеть. Тогда тоже до него дойдёт, но лет через пятьдесят, когда ты будешь помирать уже. Или когда он будет сопли на кулак наматывать. Поэтому терпение, оно нужно к младшим. Я так понимаю. Но когда человек претендует на уровень взрослого, то нужно выражать чувства какие есть.
Терпение очень важное качество в моей работе психолога. На тренингах, на консультациях. Там столько терпения! Там всё время сплошное терпение. И это то, что нужно. А вот в каких-то других вещах не всегда конечно. Чередовать нужно. Одно терпение - это будет немножко не то.

Мать.

С.С.- Мне кажется, о том какая ты мать, можно судить по плодам твоего труда. По детям. У меня ребёнок, я считаю, очень достойный.  Мне очень приятно, когда это видят другие люди. А люди это видят. Прихожу в магазин обычный  у нас во дворе, а продавщица говорит: «Какая у вас дочка! Какая она у вас! Она такая светлая!» Я понимаю про что она говорит, потому что, я свою дочку именно такой и знаю. Она действительно такая. Лизочка тоже мне часто говорит, что я у нее замечательная мама. У нас две замечательные - мама и дочка. Детство у Лизы было не сахар. Потому что я сама до её шести лет была абсолютно не с собой. Меня мотало, и было очень тяжело. И она болела, соответственно. 
Я бы хотела детишек, чтобы они росли в счастье, в заботе. Такого у меня не было, и у моей дочки этого не было. Но я бы хотела попробовать, как это.


Тайна.

С.С. – Всё время познаю эту тайну жизни. Очень интересно. Здесь на картинке бабочки.
Бабочка – это душа. Если смотреть на людей как на души, то в этом много всегда интересного. Души они всегда чистые. Конечно, то, как мы с этой душой обошлись – это другое дело. Но мне нравится видеть именно душу. В ней - суть человека. Плохих душ не бывает. Душа всегда светлая. У каждого из нас. Просто часто мы сами не видим свою душу, мы не с ней.
Иногда я вижу душу человека, и она  меня привлекает, но если сам человек ещё не с ней, то я отстраняюсь. Потому что не интересно общаться с таким человеком. Но когда вижу человека, и он видит себя, тогда происходит нечто невероятное. Потрясающее. Тайна всегда. Всегда что-то новое узнаешь о себе, о мире, о другом человеке. Тогда этот человек никогда не может надоесть, потому что всё время раскрывается, раскрывается, раскрывается.  Ладно человек. Я сама раскрываюсь через него, через наше общение! И это всегда тайна.

 Детский сад.

С.С.- Ну и опять.
 У меня был хороший детский сад, в принципе. У меня была воспитательница, которая мне нравилась. Но сейчас я думаю, всё-таки я себя очень держала в руках. Я не была спонтанным ребёнком. А может быть, это не был хороший детский сад на самом деле. Просто я была послушной, и меня не наказывали. Я не помню чего-то очень веселого и радостного в моих воспоминаниях о детском саде.

Одна моя клиентка, в Екатеринбурге открыла садик Монтессори. И сделала она его таким, каким она его представляла. И у нее всё получилось. Когда я приходила в этот садик, я видела там детей с детскими глазками. Такие там детки! Красота! Там на каждых трёх детей по одному воспитателю, группа небольшая. Например, их собирают на улицу. И это не значит, что кого-то одели, а кого-то еще нет. Один парится, другой не парится, и всех надо подталкивать и поторапливать. Там не так.  Там дети могут быть такими, какие они есть. С ними проводят времени столько сколько надо. Там живая обстановка. Очень уютно. И вообще они все такие живые, и глазки у них очень живые. Вот это в моём понимании детский сад, каким он должен быть.

У Лизы детского сада не было.  Её не брали в детский сад. Из-за аллергии. Мне, конечно, было тяжело, потому что она, была всё время со мной, и никто с ней не сидел. Но сейчас я очень рада, что она не была в детском саду. Школы она тоже, так получилось, что меняла, потому что мы часто переезжали. А в седьмом классе вообще ушла из школы в экстернат, и училась сама.
 И теперь я рада, что ее не брали в детский сад! И она была со мной все детство. Её теперь не согнуть, в бараний рог! Она не пойдет за толпой. Она в свои 18 уже знает, что ей надо. У неё своё видение, потому что её не сломали в детстве. У неё просто не было такого опыта. Её в садике не водили табуном, и не подгоняли под всех. В детские сады, в детские учреждения, идут работать очень израненные люди. Воспитателями и учителями, работать пойдёт только израненный человек в нашем обществе.  Потому что копейки за это платят. Не израненных там единицы. К сожалению, это вот так. Хотя, я думаю сейчас можно делать садики Монтессори. И пусть они стоят дорого. Есть люди, которые будут отдавать своих детишек именно в такие садики, и у них есть деньги. Но почему-то это не делается. То ли это государству это не полезно….
А.Б.- Монтессори сады есть.
С.С.- Они есть.  Но не факт что они такие. Попытки есть сделать такие сады.
 Вот, например, Вальдорфская школа, в которой Лиза училась. Попытка сделать Вальдорфскую школу есть. Но, когда в Вальдорфской школе обучают русские учителя, с их косяками и тараканами в голове, то это получается не Вальдорфская школа. Это получается чушь собачья.
А.Б.- У вас вообще грандиозная история с Лизой! По поводу школы. Я вами восхищаюсь. Тому доверию миру, который у вас есть. Когда она ушла тогда из школы. И как ты ей доверяешь!
С.С.- Ну а что?  У меня девочка. Я эксперименты провожу над собой и над ней. Девочке в армию же не надо. Она умная всегда была. Если не понравится или что-то не получится, она вернуться всегда сможет, не отстанет. В армию её не заберут. И мы экспериментировали. И, правда, удачный эксперимент оказался.  У меня все эксперименты оказались удачные. Всегда, когда я в жизни рисковала и пробовала, у меня всё это было удачно. И поэтому сейчас я за риск и за эксперименты.
А.Б.- Здорово!

Вера.

С.С.- У меня эта картинка не сочетается с верой.
А Вера – это то, что мне помогало. Она росла внутри меня постепенно. Был момент, когда веры внутри меня вообще не было. И в жизни моей тогда не было никакого просвета. Нам было негде жить, нечего кушать, нечего одевать и конечно, мы обе болели, я и дочка. Мне тогда было 27 лет. Лизе около двух. Не помню, кто-то из моего окружения мне сказал, что если покреститься и покрестить ребенка, то Бог поможет.
И вот я купила крестики, и записалась на крещение. Батюшка согласился  нас покрестить с дочкой в один день. Хотя этого не делают обычно, сначала нужно маму покрестить. А так как Лизочка болела, я не могла два раза ехать в церковь. Мы жили за городом, в саду. Денег не было. Но крестики мне нужно было обязательно повесить - золотые. Смешно сейчас вспоминать, как я тогда размышляла. И вот мы едем креститься. Лизе год и восемь. У неё на цепочке два крестика золотых, один - для нее, другой - для меня. И, видимо, в дороге она порвала цепочку. Мы приезжаем в церковь, а у нас нет этих крестиков золотых! Я думаю, блин, что делать!? И мы покрестились в результате самыми дешёвыми крестиками. Но это не помогло вообще никак. Манны небесной на нас не свалилось. Ничего не улучшилось. И я помню, что я решила тогда, что Бога нет. Какие ещё нужны доказательства этому? Я размышляла так, что если бы Бог был, то он не дал бы нам так страдать.


 А потом, через годы, я поняла, что Бог есть. Постепенно, со временем. Когда я к себе стала чуть-чуть приходить, я поняла что именно Он и  помогает. И были такие чудеса, которые только Он и делал. Когда Он подкидывал денег, когда просишь. И ровно столько сколько просишь. Было удивительно. Один раз Лизу взяли в садик санаторного типа. Её же никуда не брали из-за ее аллергии, а я вообще не высыпалась. Целый день я была с ребенком, отдыхать было совсем некогда. Я как зомби уже жила. Потому что Лиза ночами не спала. Она по три часа спала ночью и всё. А днём она бодрствовала всё время. А я же с ней. Не поспать. И работать ещё должна была. Зарабатывать на жизнь и на лекарства. И тут её берут в садик! И я думаю, ну я хотя бы отосплюсь. Понимаешь? Тупо хотелось отоспаться. Её взяли. Месяц она ходила в этот садик санаторного типа. Диета у неё там была правильная. И бесплатно этот садик нам дали. А потом мне сказали, что могут продлить этот садик, но нужно заплатить двести рублей. И  это не была полная стоимость садика. Это был какой-то процент от полной стоимости, незначительный. Но у меня не было тогда и этих двести рублей. У меня были долги. На лекарства ребёнку не хватало, питания у нас тоже не было нормального. И садик тот был большим выходом тогда для меня, чтобы хоть чуть-чуть улучшить свою жизнь. Мне так хотелось, что бы Лизочка ещё немножко побыла там, а я ещё немножко бы передохнула. И я подумала: Я найду, где-нибудь эти деньги!

Дух мой мной двигал в этот момент.  И вот сажусь в трамвай, остановку ещё не проехала, глаза мои в пол опускаются…а там свёрнутые две сотенные бумажки!  Поднимаю их и понимаю, что это Бог мне дал прямо на садик…
 Возвращаюсь. Плачу за садик, а сама думаю: «А что не дал больше то? Почему больше не попросила? У меня же реально не было денег тогда и на себя тоже.  Понимаешь? Я могла попросить пятьсот, например. Заплатить двести рублей за садик, и на триста я бы покушала бы ещё. А вот даёт ровно столько сколько необходимо, и сколько просишь! Это чудо было такое!  Таких чудес было не одно в моей жизни. Вот тебе позарез надо, и он раз и даёт, прямо в руки тебе! Никто не увидел, в трамвае было много народу, никто кроме меня не увидел эти деньги!  Я взяла только потому, что я поняла, что это были не чьи. Если бы они у кого-то выпали, то я бы их вернула. Это вообще удивительно!

Постепенно я начала верить. Сейчас у меня вера есть. Я знаю что Бог всегда рядом. Он всегда помогает. Для меня это ясно. Я не осуждаю клиентов, которые приходят в страданиях ещё, и они говорят, что бога нет. Я их понимаю. И я им иногда рассказываю вот эту историю. Да, говорю, согласна, пока у тебя, Его нет. Это потому что ты пока отвернулся от Него. Как только развернёшься обратно, Он опять будет с тобой. Потому что Он на самом деле всё время рядом с тобой. Я даже переубеждать не буду. Просто это так.


 В моей жизни всё происходит с Божьей помощью. Это что-то невероятное. Приходит всё то, что я хочу. Когда начался кризис в 2015 году, и я вдруг не захотела работать. Это было весной. Вообще не хотелось работать.  Не чувствовала ни ресурсов, ни желания. Я тогда проходила «Путь художника» по книге Джулии Кэмерон, и  мне хотелось рисовать, вышивать, заниматься творчеством, но только не работать. А кормить ведь семью надо, и квартира съемная.  Я не знала, что делать. И работу я остановила.
И вдруг, сосед нам стал приносить фрукты. Ящики фруктов! Каждые три недели по ящику фруктов приносил. А это витамины. И это реально вообще много! Мы их ели три недели, и раздавали всем, потому что это ещё и не съесть  всё было. Он приносил их регулярно, пока мы не встали на ноги. Сейчас уже нет потребности такой. Мы сейчас реально уже можем покупать себе всё, что захочется, фрукты любые. И он не носит сейчас. Но, например, носит сосед другой. Перед Новым годом встречаю его, он говорит: «Светочка, я хочу вам сделать гостинец!» Принёс ряженку, сметану, кефир…целый пакет. Пенсионер дедушка, восемьдесят лет. Я вот и печенья как раз из его сметаны и испекла. И это Бог. Через людей говорит. И через людей проявляется. Как ещё-то?
Лиза, когда идёт в магазин, ей постоянно что-то дают. Потому что она с Богом, от неё свет идёт. Она идёт, пироги покупает. Покупает два пирога, и ей ещё пол пирога в подарок дают. И когда она мне говорит: «Мама, странно, слушаю, что люди говорят о том, что какой-то мир стал сейчас другой, что люди жадные. Слушаю и удивляюсь. А у меня не жадные! У меня все хорошие». Я ей говорю: «Потому что ты такая! Мир такой, какие мы. У меня тоже мир такой».

Я выхожу из маршрутки и прохожу мимо киоска. Не знаю, как меня хозяин этого киоска видит, я же там не каждый день прохожу, и не в одно и тоже время. Я иду, он выбегает уже из киоска. И несёт уже что-то в руках. Фрукты или ещё чего-нибудь. Это что-то очень удивительное, очень приятное. Говорит, когда я захожу в его киоск, улыбаюсь, у него продажи растут. Бог рядом. Он всегда с нами. Вера есть у меня сейчас, и я помню моменты, когда её не было. Я знаю эту разницу.

Бог.

С.С.- Ну вот видишь. Тема то идёт та же. Бог для меня как здесь на картинке, так и есть, это открытые двери. У меня так. Всё время открытые. Кстати, помню картинку, которая с дверями у меня была связана. Когда у нас нет связи со своими родителями, то мы и Бога не видим. Мы в этот момент никого не видим. Потому что нам мир дался через родителей. Через этих людей:  живых, материальных. Пока мы их не признаём, никакого Бога в нашей жизни не будет. Я помню свою психотерапию в «Гармонии». Тогда мы вышли на то, что я к маме своей не могу пробиться никак. Я говорю: «Я вижу прямо образ, вижу - дверь…». Психотерапевт мой говорит: « Опиши эту дверь, и есть ли там ручка?». Я смотрю, а дверь большая такая, толстая, деревянная. Она вся в занозах каких-то, и ручки там нет. Когда я пытаюсь открыть её, у меня занозы эти в пальцах остаются. А потом, мы поработали ещё. Что-то внутри меня произошло, видимо. И я говорю: «Слушайте! Дверь открылась!» И она открылась, и свет оттуда пошёл. Это как раз вот  про это. Постепенно я открывала. Сначала маму, потом папу. Постепенно и вера пришла.  Бог пришёл. У меня мир и спокойствие образовались. Поэтому Бог сейчас для меня – это открытые двери. И можно ещё шире открыть. Потому что Он рядом. И тут и там. Уже ничего не закрыто.


Близость.

С.С.- Близость…Со всеми, с кем я соприкасаюсь, мне нравятся близкие отношения. Я другие не воспринимаю. Для меня нет никаких других отношений.  Поэтому все, с чем бы я не соприкасалась, я общаюсь близко. А сейчас встретила одного человека, с которым я поняла, что не со всеми можно быть близкой. Потому что он был сильно в уме. То, что он говорил словами, очень откликалось, но у него эти слова не соединялись с жизнью, абсолютно. И я поняла, что сейчас буду внимательней смотреть на тех, с кем я близка, потому что эти люди, они просто не понимают тебя. Ни тебя, ни себя. И я поняла, что на них просто в пустую тратишь время. А зачем тратить время на человека, который даже не хочет вглубь себя смотреть? И только хочет всё осуждать, оценивать и во мне искать какие-то недостатки? 
То, что в себе не может принять, во мне выискивает?
 Мне больше нравится про близость. Мне нравится, когда двое открываются в отношениях, и становятся ближе друг другу. Мне кажется, только так и надо общаться.

Злость.

С.С.- Злость у меня ещё есть. Это то, во что я влетаю. Это я думаю, и кармические какие-то вещи, возможно. Я бы хотела чтобы, может, её вообще не было. Хотя, может быть злость это и нормально тоже. Раньше злости было очень много в моей жизни. Злость, такая, как от безысходности. В злости я получала энергию. Вот это я точно знаю. Злость мне помогала выживать. Если я раньше  пластом лежала, и не могла ничего делать, а мне надо было подняться и выжить, то силы приходили именно через злость, ярость даже я бы сказала. Я знаю, если начинала орать, значит, я выздоравливала. Это значило, что силы мои ко мне возвращаются.
Давно уже не было сильной злости, а тут, перед Новым Годом, очень сильно устала, и кричала на дочку. Не знаю, что это было такое. Но за дело, я считаю. И я первый раз била посуду. Аааа! С таким кайфом! Я никогда себе не позволяла бить посуду, потому что всегда берегла ее, сколько я себя помню. Я когда покупаю посуду, я покупаю хорошую посуду. Люблю хорошую посуду. И я, конечно, не стала бы её бить специально. А тут я так разозлилась! И мне плевать было на то, сколько моя посуда стоит. Какой кайф был ее бить! Это было что-то! А потом, утром на следующий день дочка мне говорит: «Мама, ты не представляешь! Это было моё желание побить посуду! Я никогда не могла это сделать!» Злости моей она не помнила. А вот то, что я посуду била помнила. Это было интересно. Вообще всё, что не реализуют родители, передаётся детям.  Я ей сказала, что это было моё желание, побить посуду. А ей оно просто передалось. В общем, это было кайфово! Я много побила! Перед Новым Годом, пошвыряла посуду от злости! Кайф полный!
Себя я сильно не осуждаю. Но думаю, что если бы наши соседи слышали как я ору, наверное, подумали бы что я сумасшедшая немножко. После этой истории, ВКонтакте я прочла фразу: «Моя соседка так орала на дочь, что я  тоже оделась потеплее и прибралась в квартире». Я как раз кричала по поводу бардака и нем рытой посуды. Потому что я много работала, и за папу и за маму, в эти дни. И просто физически не успевала убраться.
 Я написала в тот день ВКонтакте, что я была сегодня такой соседкой. Надеюсь, что все соседи прибрали сегодня свои квартиры, благодаря моему крику.
 Когда выражаются живые чувства, они всегда во благо, всегда! Хоть они могут и выглядеть не красиво, когда женщина кричит, например, это не красиво. Но настоящие чувства всегда во благо. Помнишь, я про терпение говорила вначале? Так вот терпение в этот раз не помогало, а вот выражение злости помогло. Хотя, не знаю пока, помогло или нет Посмотрим на результаты. Все нужно отслеживать по результатам.


 Сила.

С.С.- Я в себе чувствую большую силу. Сейчас я вообще её очень хорошо чувствую. У Лизы очень мощная сила, большая. Когда мы совершаем какие-то праведные поступки, когда добро от сердца идет, когда мы просто делаем то, что от сердца, то сила увеличивается. А когда мы из головы что-то делаем, из головы, из ума, то сила уменьшается. Мы просто с ней не в связи. То есть она как бы тоже есть, где-то глубоко внутри нас. Но чтобы ее достать оттуда, нужно следить за своей чистотой, не грешить, можно так сказать. Тут на картинке хвост кита, а если так посмотреть, то, как чайка. Птица, взлетающая в небо. И там в ней такая мощь! Её запускает и всё. Там уже никто не остановит.
А.Б.- Ну Света! Я там её никогда птицу не видела!
С.С.- Да! Смотри, какие у неё огромные крылья! Она моща просто!
А.Б.- Обалдеть! Это же просто Альбатрос какой-то! Да.
С.С.- И всё. Он вылетает. И летит, к солнцу!


Работа.

С.С.- Я фильм недавно посмотрела. «Наш очаг» называется. Про прошлые жизни. Про жизнь между жизнями. Человек был врачом. Ему казалось, что он прожил достойную жизнь. А когда он умирает, то попадает в ад, и не понимает, почему он туда попал. Из ада его могут спасти только любящие люди. В его жизни, хоть он и был врачом, было только два таких человека. Первый – это его мать. А второй – это его служанка. И ни одного клиента. И он там у всех спрашивал: «Объясните мне, почему я в аду? И почему меня называют самоубийцей? Я же не закончил жизнь самоубийством. Я умер от болезни, на операционном столе!» А ему отвечают: «А не ты ли много лет в себя помещал эти продукты, которые нельзя есть, алкоголь?- это же самоубийство медленное. Ты самоубийца. Кто ты ещё?» Он никак с этим не мог смириться.

 Благодаря этому фильму, я поняла, что делаю в работе психолога. Я  всегда понимала, что не я исцеляю. Я себя не ставила на место целителя. Как мне сейчас после РПТ часто говорят: «Светочка, ты волшебница!» Мне это приятно. Но я не соединяю, что это я волшебница. Это метод - волшебный. Я думала о том,  что вообще происходит? Кто я, когда  работаю? Кто я как психотерапевт? А сейчас, когда я фильм этот посмотрела, я поняла. Там идея такая: что ты можешь очиститься через труд, через служение людям. Когда «правильно» служишь, то есть с сердцем делаешь свое дело - тогда человек тебе благодарен. Он за тебя молится. Истинные его молитвы очищают тебя. Ты понимаешь, как это всё закручено? Это вообще не так, как видится. А вот как служить так, что бы человеку действительно это было полезно? Это надо умудриться.  

 Раньше я думала, что прорабатываю себя, прорабатываю свои травмы. Но их несметное количество. Они будут пластами всегда. Один пласт проработаешь, поднимается другой. Их там очень много. У меня было внутреннее понимание, что не от этого жизнь меняется. Очень много моих клиентов  так благодарят, что просто мурашки идут по телу от их личных писем. Я на сайте конечно не всё публикую. И когда они мне желают чего-то от всего сердца, я чувствую это, понимаешь? Я понимаю, что  через это, они по чуть-чуть очищают меня. И в этом суть психотерапии. Суть того, чем я занимаюсь.

 Работа.  Я всё время работаю. Много работаю. Отдыхаю.  А потом опять много работаю. Это не работа, на которой я как рабыня. Это работа, которая в радость. Я рада. Мне нравится. Вот, например, сейчас я устала. В Новый Год я просто лежала, восстанавливалась почти 7 дней подряд. Но как только я восстановлюсь, у меня сразу идеи идут. Я сразу знаю, что ещё хочется сделать. Очень интересные сейчас, полезные проекты идут. времени не на все хватает, чтобы осуществить все  то, чего хочется сделать по работе. Постепенно, я осуществляю что-то из моих задумок, и мне это нравится. И это то, через что я очищаюсь.  Я про это не думаю ва процессе. Но оказывается, это так работает. Нужно человеку отдать то, что ты умеешь, в истинном служении, с любовью. И когда человек сможет взять то, что ты ему дала, именно его благодарность будет тебя очищать.
Я всё не понимала, зачем молиться за святых, которые  уже умерли. Вот они, мощи их. Зачем за них молятся? Я не понимала, зачем. Ну, их же уже нет. Зачем? А потому что их тоже очищают. Они же не спроста служили  тут. Неспроста. Не просто так. Поэтому когда после смерти люди о них думают и приходят к ним, это там их очищает. Они попадают там, на абсолютно другие планеты.

Именно это наша задача, так жить. Не быть святыми, быть обычными людьми, но служить с благостью, отдавать сердце свое, искренность. И не важно кем ты работаешь. Не нужно для этого быть обязательно психотерапевтом. У меня было много работ других. Я много кем в жизни своей работала. Например, я несколько лет прибирала квартиры, я работала в семьях академиков, и это было точно такое же служение. Это было такое служение, которое меня вообще изначально очищать начало. Когда я убирала квартиру у Галины Александровны, я с большой любовью все это делала. Я жила тогда в облезлой студенческой общаге. Нас жило трое там. И чисто у нас было, потому что мы все трое там намывали все. Но как можно прибрать там, где без ремонта, и  всё все время сыплется? И вот, я приходила в квартиру к Галине Александровне, и как героиня в фильме «Москва слезам не верит» представляла, что это моя квартира, и мой дом. У меня фантазия очень бурная. И конечно, я с любовью всё прибирала. Каждую штучку протру в квартире, каждый уголочек. Когда хозяйка одно время болела, и дочки ее прибирались в квартире, она не могла смотреть, как они убираются, после она говорила мне: «Им и в голову не придёт помыть краны, так же как ты это делаешь.» А как кран не помыть? Это же основное. «Вот ты это видишь»,- говорила Галина Александровна, а они даже не понимают». У неё такая благодарность была ко мне. И вот этой благодарностью она меня очищала. Я помню, что мой личностный рост начался не с психотерапии, а именно с того времени, когда я начала работать у Галины Александровны. Я просто делала то, что ей нужно, и так как ей нужно, и делала это качественно. И всё. И это мне давало очищение. Прямо, чувствовала я, что я прихожу убирать квартиру, а когда ухожу оттуда, чувствую, что на душе чище стало, светлее. Любая работа, сделанная с любовью, очищает нас.

Я сейчас понимаю, как монахи служат. На первых порах, их заставляют делать много грязной работы - мыть полы и  т.д. И только тогда, когда они научаются делать это качественно, именно с любовью, их повышают. Но многие так и остаются мыть полы. Они на уровне мыслей не могут смириться «Что это я тут буду убирать эту грязь!» А если просто служить там, где ты есть, на том месте, где ты очутился, и делать всё качественно, то ты и по службе поднимешься. Как у меня потом было. Я сама уже выбирала, сколько я денег заработаю за дело своё. Какие квартиры я буду мыть, какие нет. У меня было много клиентов. Я хорошие деньги зарабатывала на этом деле. Потому что меня уважали и  ценили. И кем бы я в жизни не работала, все было именно так. Меня везде ценили, как сотрудника.

Знаешь, как слово Работа расшифровывается? Русский язык, он же очень богатый!
«Ра» - это Бог. «Бота… Ботать» - значит разговаривать. «Разговаривать с Богом». Так вот, на любой работе можно с Богом разговаривать. С Богом - это когда ты с собой и слышишь его через себя. Не важно чем ты занимаешься. Убираешь ты квартиры, продаёшь ли ты продукты, психологом ли ты работаешь. Вообще не важно.


 Если ты работаешь, и разговор с Богом у тебя происходит. То это то, что нужно.
 А не когда ты – РАБ.  У многих работа от слова Раб. Лучше вообще не ходить на такую работу. Потому что ты, когда Раб, ты ненавидишь своего рабовладельца. А ты должен с благостью работать. Когда я работала, я была счастлива, что мне дают работу. Потому что эта работа мне помогала выживать. Я получаю деньги, и я могла кормить своего ребёнка, покупать ему лекарства, я могла жить на это. Почему я должна ругать свою работу? Сейчас некоторые люди, ругают своих директоров, я их не понимаю. Ругать директора на своем рабочем месте - это значит рубить сук, на котором сидишь. Если тебе не нравится твоя работа, смени место, ты же не дерево. Найди то место, где ты будешь уважать начальника. Потому что мир начинает вокруг нас загнивать и портиться, когда мы начинаем ругать что-то, или оценивать. Если нет такого места, возьми и создай такое место сам! Попробуй, сделай, чтобы все  работали с Богом, с любовью. И работай там. «Нечего на зеркало пенять, коль рожа крива».

Раздражение.

С.С.- Я с ним редко бываю сейчас. С человеком же его обычно чувствуют.  Если я чувствую раздражение, то это для меня сигнал, что этот человек сейчас он не с собой. Он мне  какую-то лажу несёт вот прямо в этот  момент, когда я чувствую раздражение. И тогда я выхожу из контакта с этим человеком. Потому что это пустая трата времени. Два вопроса, которые я задаю себе в этот момент, это: Что я чувствую? Чего я хочу?
 Я  не хочу общаться с людьми в состоянии раздражения. Я хочу общаться в любви. Мне так больше нравится. В любви, близости и понимании. Поэтому я отхожу в сторону. Может быть, этот человек и какие-то хорошие вещи говорит. Но если у меня раздражение, это значит что то, что он говорит - не истинно. Не знаю как это у других людей, но у меня это вот так. Раздражение – это для меня свидетельство лжи.



 Счастье.

С.С.- Счастье.  Оно тут такое маленькое изображено. Но оно именно  в маленьких вещах и есть. Умение видеть его во всём. Люди читают то, что я пишу. Например, я пишу, что я счастлива. Они думают, что что-то грандиозное случилось! Квартиру купила с машиной и жениха сразу! У них такое понимание счастья. А счастье оно в каждом моменте. Главное уметь его почувствовать. Счастье быть с частью себя, когда ты весь с собой, со своей целостностью. Когда ты в этом моменте, в «здесь и сейчас». Когда находишься в «Здесь и сейчас», то вообще нет никаких страданий и несчастий. В «здесь и сейчас» всегда счастье.  Другое дело, что находиться там сложно. Мы вечно оттуда вылетаем. То в будущее, то в прошлое. А счастье это вот, маленький кусочек между прошлым и будущим. Его надо уметь видеть, и держаться  в нем. Счастье есть всегда, во всем и везде.



Тень.

С.С.- Тень – это то, что я о себе не знаю. Каждый раз из себя, что-то достаёшь. То чего не знала. Мне не страшно смотреть в свою тень, потому что в ней всегда очень много оказывается потом моих возможностей и ресурсов. Хотя, сначала бывает не приятно, что-то в себе увидеть  то, чего не замечала, не приятно, когда еще не понимаешь, что это такое полезло из тебя. А когда всё уже раскрывается, думаешь: «Блин! Как хорошо-то». И вот ещё одна часть тебя вернулась. Надо все вытащить, все свои теневые стороны. На это нам жизнь и дана. С собой познакомиться.






Радость.

С.С.- Это то, что я люблю. Для меня радость, спокойствие, любовь, красота – это как раз когда я сама с собой. Тогда всё это присутствует сразу. Но радость такая, не бешеная радость, как эмоция. А  - спокойная радость. Она внутри есть, и тебе с ней хорошо. У нас дома всегда радость. Животные в радости, ребёнок в радости. У нас всё тут в радости. Даже цветы. Это привычное состояние дома.


Музыка.

С.С.- Пока я вижу этот рисунок замёрзшим. На льду. Я все не могу купить себе пианино.  Я писала даже уже о том, какое я хочу. Прошло три года уже после этого. Представляешь? И сейчас, например, деньги есть. Но я еду в Италию. А я бы могла купить пианино. Я считаю, что если я сейчас куплю пианино, то мне просто некогда будет на нём играть. А я хочу играть. У меня сейчас пока жизнь не такая, чтобы играть, много так как я хочу. Поэтому, это значит  просто купить пианино, чтобы оно стояло. Значит, просто не нужно мне сейчас пианино. Последние два месяца - ноябрь и декабрь у меня были просто на износ. Было много народу на консультациях, каждые выходные я вела тренинги, и еще расстановочные группы. И я очень устала. Выводы сделала. Отпуск себе теперь в каждом месяце напланировала. В общем, пока ещё нет такого, что бы я могла музыкой заниматься так много, как я бы хотела. Когда-нибудь время придёт для этого. Когда я продумаю, свою работу так, чтобы я могла и музыкой заниматься, и помогать всем тем, кто приходит за помощью.

 Старость.

С.С.- Что касается старости.  Не хочу, пока вообще о ней думать. Меня это немножко, не то что пугает, но точно не радует.  Я не жалею о том что было, потому что это очень богатый опыт. Но я не насладилась замужеством. Я не насладилась рождением детей.  Вот этим вот пребыванием с ними. Мне некогда было просто. Я многих вещей не увидела, из тех, что люди обычные видят. Мне просто не до этого было. Мне вообще некогда было, мы много выживали. И сейчас наступает возраст, когда уже сорок с небольшим. И я думаю: «Блин!»  Смотрю на ровесниц, и на людей которым уже под пятьдесят. И  понимаю, что уже начинаются возрастные изменения в лицах, в телах. Уже я вижу все эти изменения. И не хочу пока об этом думать.

 Но вот о чём рассказывал нам Саймон Роуз, об омоложение. Он вообще гениальный, он вычислил, что у нас есть травмы, которые влияют на то, что нам выгодно стареть. Ты можешь себе представить?! По этой логике, у меня совершенно всё откликается. И можно их прочищать и молодеть. Это сам Саймон делает. Когда я в 2014 году у него училась, например, в марте и в октябре. Так вот, октябре он был моложе, чем в марте. Ты можешь себе представить? Он мой ровесник. А от него энергия идёт как от двадцати семи летнего. Говорят даже, что он был более седым в тридцать пять. А сейчас ему сорок три. 
Я когда Перезачатие делала себе, и и Программу 13 дней, тоже будто стала моложе. И вся наша группа. Интересно было за всем этим наблюдать. Изменения были на всех уровнях, прежде всего, конечно, во внутреннем состоянии, потом это отразилось и на лице, и на теле.
У меня есть такие две гипотезы. Одна уже подтвердилась. Поэтому, я думаю, вторая тоже подтвердится. Когда я в двадцать семь лет была вся больная, у меня всё болело, и ребёнок мой болел. То вдруг мне пришло изнутри, что люди не должны так болеть. Что можно жить не болея. Не важно, сколько тебе лет. Что это не зависит от возраста. И  тогда я решила стать здоровой, и оставаться здоровой, несмотря на прибавляющиеся годы жизни. И у меня всё это получилось. Я сейчас абсолютно здорова, ребёнок мой абсолютно здоров. И мы не тратим время и деньги вообще на лечение. Выгляжу я лет на 10 моложе своего возраста, а чувствую себя вообще лет на 18. Недавно, я нашла свои мерки в этом возрасте, так мое тело точно такое же и осталось, мерки вплоть до миллиметров совпадают.
Мне эта тема очень интересна. Мне как-то хочется остановить старение, и насладиться молодыми годами, молодым телом, молодостью, красотой.

 Клиенты  мои  тоже выздоравливают. И это вообще прогресс такой большой. Например, пришла ко мне года три назад клиентка, сейчас ей сорок шесть лет, тогда, соответсвенно, ей было на три года меньше. У нее были болезни. И для меня очень большое счастье сейчас слышать, что недавно она сходила  к врачу, и ей сказали, что она абсолютно здорова! Кстати, ей ее возраст тоже совсем не дашь.

Вот, я думаю, что со здоровьем у меня получилось, значит и с омоложением тоже получится. Хочу группы по омоложению проводить. Правда, не знаю, куда их воткнуть пока в мое плотное расписание. Сейчас отдохну немного, в феврале, и придумаю, как все это устроить.

 Старость…Может, когда-нибудь я  смогу  принять, и захочу быть какой-нибудь мудрой старушкой. Но пока меня вообще туда не тянет, абсолютно! И ещё, я думаю, есть большое впечатление от нашей советской старости.  Лет в шестьдесят люди уже вообще чувствуют себя стариками. Да ладно, что там… Познакомилась с мужчиной на сайте знакомств. Мой ровесник. Встретились. Во-первых, фотография не соответствует действительности. На фотографии он лет на десять, а то и больше, моложе. Там ещё он ничего. А сейчас… Боже! Я его испугалась. Старый дед. И то, что он говорит, цель его знакомства :«Ищет женщину, чтобы провести с ней старость.»  Какая старость? У меня ещё молодость. У меня ещё впереди планы. Я только вышла на уровень, на котором можно жить хорошо и достойно. Делать что-то действительно ценное, полноценное. Мир изучать. И всё прочее. А он хочет, чтобы с ним женщина сидела, они вместе смотрели телевизор и старели. Это капец! Вот такая старость меня пугает. Я такую не хочу! Но такой у меня и не будет.



Опять же, когда американские психотерапевты приезжают на конференцию в «Гармонию», на них так приятно смотреть. Помню одну пожилую, американскую семейную пару. Оба психотерапевты. Сначала у них был перелёт, который очень выматывает вообще. Потом у них выступление. К ним пришло много народу. А потом после выступления мы, участники конференции сидели на траве, они к нам подходят, абсолютно счастливые и открытые. Мы пьем вино. И они садятся с нами. Мы общаемся. И от них никакой старостью не веет. У них улыбки до ушей. Жизненная сила. Энергия. Никакие они там не уставшие. Они вот такие. Живые! Любят друг друга! Это видно. И они с нами пьют вино. С двадцати и тридцати летними. А им по восемьдесят. И мы не чувствуем никакой разницы. Вот такая старость мне нравится. Но всё равно, я хочу больше побыть в молодости. В молодом возрасте встретить мужа. Родить детей хочу. В старости уже не родишь.  Я хочу какой-то кусочек жизни прожить, которого у меня не было.  Я могу, конечно, смириться, если этого никогда не будет. Может, не дано. Но зато следующую жизнь я начну сразу с другого старта. Уже все по-другому будет. Потому что ничего просто так тут не проходит. Но всё-таки, мне хотелось бы ещё в этой успеть. Не торопясь причём все сделать. Слово «успеть» не подходит. Хочется спокойно и счастливо проживать каждый момент жизни. Каждый момент счастливой семейной жизни. У меня сейчас одна часть меня в работе. Это та часть, которой нужно кормить семью. Женщине тяжело с такой частью, ее нужно передавать мужчине. Когда-нибудь я смогу это сделать. Кажется, что уже готова к этому.


Семья.

С.С.- Вот у меня все темы, видишь? Здесь я вижу  изобилие какое-то. Зрелый виноград. Всё есть. Спелые, зрелые люди. Витамины сплошные!!!  Вот, это то, чего я хочу. Сегодня весь день про это…  Семья, муж,  дети,  Бог, вера….

Комментариев нет:

Отправить комментарий